Имя:
Пароль:
биография человека, история человека, история людей
Политики | Писатели | Ученые | Артисты | Военные | Спортсмены | Святые | Бизнесмены | Правители | Музы | Общественные деятели | Другие
напишите свой запрос:

Жанна Антуанетта Пуассон де Помпадур

Жанна Антуанетта Пуассон де ПомпадурЖанна Антуанетта Пуассон де Помпадур

(1721-1764)

30 декабря 1721 года в Париже крестили Жанну Антуанетту Пуассон, родившуюся накануне у супруги Франсуа Пуассона, конюшего герцога Орлеанского, – Луизы Мадлены де ла Мот.

В детстве она была так прелестна, что родные прозвали ее Королевной. Девочка не отличалась крепким здоровьем, что весьма беспокоило ее отца. С юных лет у нее находили предрасположенность к болезни легких, которая в конце концов и унесла ее в возрасте сорока трех лет...

Франсуа Пуассон считал, что нравственная атмосфера Парижа не принесет добра его малышке. Когда девочке минуло восемь лет, пришло время серьезно подумать о ее образовании. В судьбе девочки принимал большое участие Ле Норман де Турнэм, регулярно дававший деньги на содержание и обучение маленькой Жанны. Некоторые историки подозревают, что он и был ее настоящим отцом…

Для Жанны выбрали монастырь урсулинок в Пуасси. Один из самых известных под Парижем, он располагался в превосходном месте на берегах Сены. Здесь жили две тетки девочки: родная сестра госпожи Пуассон и ее кузина. Таким образом в Пуасси маленькая Королевна не чувствовала себя покинутой и одинокой. Родственницы радушно приняли ее, и вскоре она покорила весь монастырь приветливостью и смирением.

Воспитание сестер-монахинь наложило на Жанну Антуанетту глубокий отпечаток. Всю свою жизнь, даже тогда, когда хорошо понимала, что пребывает в грехе, она сохраняла внешнюю благочестивость, так резко контрастировавшую с ее неблаговидным поведением.

Время от времени Жанна Антуанетта навещала родителей в Париже. Однажды госпоже Пуассон пришла мысль сводить свою дочь к гадалке, некой госпоже Лебон. Та долго разглядывала маленькую Королевну. Хотя девочке было только девять лет, в ней уже угадывалась будущая очаровательная женщина. «Эта девчушка, – сказала госпожа Лебон, – в один прекрасный день станет метрессой короля».

Спустя тридцать лет Королевна, ставшая маркизой де Помпадур, в знак признательности приказала выплачивать женщине, предсказавшей ее судьбу, ежегодную пенсию в 600 ливров. Кто знает – не повлияло ли это предсказание, о котором ни Королевна, ни в особенности ее мать, никогда не забывали, на судьбу девочки, убежденной в том, что ей суждено покорить сердце Людовика XV?

В монастырях того времени действительно получали прекрасное образование. Жанна Антуанетта превосходно играла на клавесине, занималась живописью и даже гравировкой драгоценных камней. Привлекала ее и модная тогда наука – ботаника. К тому же она, имея на редкость утонченный вкус, стала безупречной хозяйкой дома. Влюбленная в искусство, будущая маркиза с юных лет поклонялась культу красоты, который позднее ввела в Версале. Сама она напоминала точеную статуэтку: хрупкое, но гармоничное телосложение, превосходного оттенка кожа, безукоризненная элегантность... Родители решили, что пора выдавать ее замуж.

Шарль Гийом Ле Норман д'Этиоль не обладал привлекательной внешностью – невысокого роста, хилый и плохо сложенный. Свое физическое несовершенство он компенсировал блестящим образованием и деликатностью чувств. Кроме того, Шарль представлял собой очень выгодную партию: конюший, почетный шевалье при трибунале в Блуа, владелец многих поместий.

Подписание брачного контракта состоялось в большом салоне на улице Ришелье в начале марта 1741 года. Жанне Антуанетте было девятнадцать, жениху – двадцать четыре года. Через несколько дней они обвенчались в церкви Святого Евстахия. Шарль Гийом безумно влюбился в свою юную супругу. «Я вас никогда не покину, – сказала она ему однажды шутливо, – разве только ради короля!»

Через год после свадьбы госпожа Ле Норман д'Этиоль родила мальчика, который, к несчастью, умер в раннем возрасте. Мать глубоко опечалилась, но вскоре была утешена рождением девочки, названной Александриной. Хотя теперь ребенок уже не занимал всех ее помыслов. Жанне Антуанетте хотелось нравиться, очаровывать, побеждать мужские сердца. Ступенька за ступенькой поднималась молодая женщина в высокопоставленные салоны, пока не попала в Версаль, а потом – на глаза самому королю, предназначенному ей судьбой. Все произошло так, как и предсказала когда-то гадалка Лебон...

Тогдашняя королева Франции Мария Лещинская была на восемь лет старше своего супруга, что не мешало Людовику первые двенадцать лет их брака считаться почти образцовым мужем. Королева родила десятерых детей, и по-прежнему почти каждую ночь Людовик проводил в ее спальне. «Спать, беременеть, рожать... как же это скучно!» – обмолвилась однажды Мария одной из придворных дам. И устав от выполнения супружеских обязанностей, начала избегать общения с королем под всевозможными предлогами. Людовик же окружил себя молодыми, веселыми и не слишком целомудренными женщинами. Так началась эпоха его фавориток.

В марте 1745 года на маскараде в честь помолвки дофина к тридцатипятилетнему Людовику подошла изящная маска в костюме Дианы-охотницы. Король заинтересовался ее остроумными речами и был явно не прочь познакомиться ближе, но... маска скрылась, успев, однако, уронить надушенный тонкими духами носовой платок. Естественно, Людовик вскоре разыскал ее и назначил первое свидание.

Страстно полюбив Людовика XV, Жанна Антуанетта захотела определенности своего положения. Один из родственников поведал ее мужу горькую правду. Несчастный Шарль Гийом, почти теряя рассудок, не мог поверить в случившееся. Он написал жене длинное трогательное письмо... Все было бесполезно! Через несколько дней угодливые чиновники Независимого суда вынесли постановление о раздельном проживании Жанны Антуанетты Пуассон и Шарля Гийома Ле Нормана д'Этиоля. Он больше никогда не видел своей супруги. А она переменила не только судьбу, но и имя, став по желанию короля маркизой де Помпадур.

В декабре 1745 года – года ее славы и счастья – семью Пуассон постигла беда. В ночь под Рождество в возрасте сорока шести лет умерла госпожа Пуассон, уже давно болевшая. Жанна Антуанетта пережила большое потрясение, тем более тяжелое, что она вынуждена была скрывать свои чувства. В Версале никому не позволено ходить с грустным лицом... Король, не чуждый сострадания, пытался ее утешить. Но придворные не проявили никакого сочувствия к горю фаворитки.

В первые годы жизни при дворе маркиза де Помпадур посвящала весь свой талант стремлению развлечь короля, избавить его от скуки, от мрачного настроения. Она создала для него интимную обстановку – жизнь маленьких кабинетов, малочисленных приемов, разговоров у камина среди узкого круга близких людей. Жанна Антуанетта была настоящей королевой сцены, и потому Людовик XV приказал создать для нее то, что позже назовут Театром малых апартаментов.

Известно, что маркиза помогала просветителям-энциклопедистам: ставила на сцене их пьесы, хлопотала о пенсиях для них и т. д. С ее именем связаны и другие деяния во благо процветания искусств: это Помпадур основала знаменитые Севрские фарфоровые фабрики, куда пригласила лучших ремесленников, художников и скульпторов. Фаворитка сама разрабатывала новые технологии, дизайн мебели и посуды, издала альбом собственных гравюр. Уроки живописи и рисунка давал ей знаменитый французский художник Франсуа Буше.

Но в череде общественных забот маркиза не забывала и о себе. Она владела таким огромным недвижимым имуществом, которым ни до нее, ни после во Франции не располагала ни одна королевская фаворитка.

«Раз уж нужно, чтобы кто-то был, пусть уж лучше эта, чем другая», – заметила однажды не без сарказма венценосная Мария Лещинская. Отношения между королевой и возлюбленной Людовика оставались натянутыми. Правда, позднее, когда король начал искать развлечений на стороне, маркиза почувствовала себя не совсем чужой в его семье. Потеряв свою десятилетнюю девочку, она по-матерински нежно относилась к королевским дочерям. Любовницей она состояла не так уж и долго – шесть лет, а в роли советника, участвующего в политике и направляющего ее, выступала тринадцать лет, вплоть до самой смерти... Каждое утро министры Франции являлись к ней в будуар и в течение двух часов докладывали о положении дел в стране.

«Меня преследует страх потерять сердце короля, – писала она близкой подруге, – перестать быть ему приятной. Мужчины высоко ценят определенные вещи, как вам, наверное, известно, а, к моему несчастью, у меня очень холодный темперамент. Боюсь, что моя «куриная натура» окончательно отвратит его от моего ложа и он возьмет себе другую…»

Ее опасения оказались не напрасными: прошло время, и Людовик стал заводить все более длительные интрижки на стороне. Рассказывали, что Жанна Антуанетта не гнушалась подбирать для короля женщин, поощряя его увлечение простолюдинками. Эти выдумки, низводящие маркизу до уровня грязной сводни, лишены всяких оснований, считают французские историки.

Серьезное беспокойство зимой 1757 года доставила Помпадур новая метресса Людовика. Вдова генерала, маркиза де Куаслен, блистала в разговоре и отличалась прекрасными манерами. Ее, естественно, поддерживали все враги госпожи де Помпадур. Но «царствование» новой любовницы продолжалось недолго: она надоела королю своей алчностью и надменным видом.

С Луизон Морфи Людовика познакомила сама Помпадур. Связь короля с этой женщиной продлилась два года, но однажды самонадеянная Луизон задала бестактный и неуместный вопрос: «Как там поживает старая кокетка?» Через три дня Луизон вместе с дочерью, рожденной от короля, навсегда покинула знаменитый домик в Оленьем парке, специально предназначенный для подобного рода фавориток.

Последние годы жизни всесильной маркизы оказались печальными. У нее открылась чахотка, и к тому же больная не следовала советам лечащего врача, а продолжала вести изнурительный, наиболее вредный для здоровья образ жизни.

В конце февраля 1764 года у маркизы началось сильнейшее воспаление легких. Болезнь могла иметь роковой исход – считали, что она обречена. Людовик XV каждый день приезжал из Версаля, чтобы провести некоторое время со своей подругой. Следует признать, что, как бы ни был эгоистичен этот коронованный мужчина, он сохранял к маркизе глубокую привязанность.

При дворе, уже не таясь, говорили о ее смерти, и вдруг неожиданно болезнь отступила. Вольтер, посвятивший ей своего «Танкреда», испытывал к маркизе дружеские чувства старого человека, наблюдавшего за расцветом самых прекрасных талантов, которыми когда-либо обладала женщина. Но будучи человеком проницательным, мудрый писатель не строил иллюзий по поводу ее здоровья...

Его опасения оправдались. Жестокая зима все никак не хотела отступать. Стояла скверная погода с частыми бурями и грозами. У Помпадур – снова воспаление, усугубленное болезнью сердца. На этот раз Жанна Антуанетта поняла, что конец близок. По совету священнослужителя она послала гонца к своему мужу и попросила его приехать. Тот отказался под предлогом плохого самочувствия.

Вечером 15 апреля несколько человек несли в темноте по галереям дворца бездыханное тело маркизы. На носилках, прикрытых лишь простыней, Помпадур покидала дворец спустя двадцать лет после своего триумфального появления в нем.

Торжественная панихида состоялась через два дня в церкви Богоматери в Версале. Как и в день смерти маркизы, стояла ужасная погода. Около шести часов вечера длинная траурная процессия медленно пересекла Оружейную площадь и вышла на дорогу, ведущую в Париж. Людовик XV, работавший в своем кабинете, знал, в какое время должен пройти печальный кортеж. Он вышел на балкон, не замечая ни дождя, ни ветра, и следил глазами за похоронной процессией, пока не потерял ее из виду. Говорят, по лицу Его Величества текли слезы. «Только так мог я отдать последний долг», – прошептал он камердинеру.

«Я многим обязан ей, я оплакиваю ее, – писал Вольтер. – Какая ирония судьбы, что старик, который только и может, что пачкать бумагу, который едва в состоянии передвигаться, еще жив, а прелестная женщина умирает в 40 лет в расцвете самой чудесной в мире славы...»
Другие новости по теме:
  • Франсуаза Атенаис де Монтеспан
  • Жанна де Ламот
  • Агнесса Сорель
  • Луиза де Лавальер
  • Жанна Самари