Имя:
Пароль:
биография человека, история человека, история людей
Политики | Писатели | Ученые | Артисты | Военные | Спортсмены | Святые | Бизнесмены | Правители | Музы | Общественные деятели | Другие
напишите свой запрос:

Диана де Пуатье

Диана де ПуатьеДиана де Пуатье

(1499-1566)

Портреты Дианы де Пуатье и сегодня можно видеть во всех музеях Франции: правильные черты лица, прекрасный цвет кожи, черные как смоль волосы… «Распустившимся цветком красоты» нарекли ее современники.

Пятнадцатилетней (по другим сведениям, тринадцатилетней) Диану выдали замуж за графа Луи де Брезе де Молеврие, великого сенешаля Нормандии. Ему, внуку Карла VII и Агнессы Сорель, было в ту пору пятьдесят шесть. Тем не менее, как поговаривали, юная Диана хранила ему верность и слыла очень заботливой женой. Впрочем, этому факту упрямо не верили уже ее современники, не говоря уже об историках…

По одним сведениям, сенешаль восхищался красотой жены, уважал ее за ум и всегда прислушивался к ее мнению. По другим – нисколько не ценил, что является обладателем цветка столь редкостной красоты и прелести.

Как бы то ни было, в браке Диана родила восемь детей, из которых выжили только две дочери. Став вдовой после девятнадцати лет брака, красавица долго оплакивала мужа.

Но ее ждала уже новая любовь в облике наследника престола, будущего короля Генриха II, а тогда… одиннадцатилетнего отрока.

Кстати, родственники ее отрицали, что существовала интимная связь между Дианой и королем. В качестве доказательства приводился тот факт, что между ними была большая разница в возрасте.

Она была действительно намного старше Генриха – на восемнадцать лет, но необыкновенная привлекательность ее скрашивала этот «недостаток». «В те времена, когда женщины считались старухами в тридцать лет, такая женщина казалась удивительной и даже необычной, – замечает историк Ги Бретон. – Поэтому ходили слухи, что она использует зелья. Секрет же ее был прост…»

Даже в самую холодную погоду Диана умывалась водой из колодца. Поднявшись в шесть часов утра, она отправлялась на конную прогулку. Проехав две-три мили, возвращалась домой, съедала легкий завтрак – овощи и молочные продукты – и до полудня читала, лежа в постели. Никакой косметикой эта красавица не пользовалась, пренебрегая даже румянами, от которых, как она считала, может поблекнуть ее свежесть.

«Я уверен, если б эта дама прожила еще сто лет, она бы не постарела ни лицом, ни телом…» – писал историк Пьер Брантом.

Диана де ПуатьеДофин не расстался с ней даже после женитьбы на юной Екатерине Медичи. А свое платье он всегда украшал черно-белой цветовой гаммой (черный и белый – цвета его возлюбленной). Когда же Генрих после смерти своего старшего брата взошел на престол, Диана стала больше чем королевой. Она держала в своих руках судьбы государства: раздавала посты, преобразовывала министерства и парламент, управляла финансами. И Генрих беспрекословно исполнял ее волю, спрашивал ее совета по разным вопросам. Фактически она, а не королева, была его соправительницей на троне. Нередко почести, положенные по дворцовому этикету королеве, оказывались и фаворитке. Так, например, произошло при торжественном въезде короля в Лион в сопровождении Екатерины Медичи, Дианы и двора.

Но, по словам историка Брантома, когда Генрих пожелал узаконить одну из дочерей, прижитых от Дианы, она гордо изрекла: «Я родилась для того, чтобы иметь законных детей от вас. Мне вовсе не хочется, чтобы парламент объявил меня вашей сожительницей».

Генрих, как бы приглашая подданных разделить свой восторг обладания прекрасной женщиной, неоднократно заказывал портреты своей возлюбленной в обнаженном виде, а также приказал высечь ее изображение из мрамора и отлить из серебра. Известный итальянский скульптор и ювелир Бенвенуто Челлини, восхищавшийся красотой и умом Дианы, много раз выполнял ее скульптурные портреты.

Дамы французского двора копировали походку Дианы Пуатье, ее жесты и прическу. Благодаря ей установился канон женской красоты, не менявшийся в течение полутора веков.

У красивой женщины должны быть:
три вещи белые – кожа, зубы, руки;
три черные – глаза, брови, ресницы;
три розовые – губы, щеки, ногти;
три длинные – тело, волосы, пальцы:
три короткие – зубы, уши, ступни;
три тонкие – губы, талия, щиколотка;
три полные – руки, бедра, икры;
три маленькие – нос, грудь, голова.


Королева ненавидела фаворитку всей душой, но, безумно влюбленная в своего супруга и всегда боявшаяся потерять его из-за какой-нибудь оплошности, в конце концов сблизилась с Дианой и стала вести себя с ней как с подругой.

Однажды все-таки Екатерина сделала попытку разлучить мужа с фавориткой и сама подтолкнула его к молодой и очень красивой гувернантке юной Марии Стюарт, жившей при французском дворе, – зеленоглазой блондинке леди Флеминг. Как-то раз Диана неосмотрительно упала с лошади, в связи с чем была вынуждена пролежать несколько дней в постели в своем замке. За это короткое время Генрих сблизился с англичанкой и даже успел понять: ласкать красивую девушку на двадцать лет моложе Дианы так приятно! Узнав об этой связи, фаворитка пришла в ярость: юная соперница была удалена от французского двора. Она уехала беременной от короля и спустя положенное время родила сына Анри – будущего великого приора Франции… И хотя ненавистную многим фаворитку сместить не удалось, одна только мысль, что король осмелился наставить рога госпоже де Валентинуа, сделала на несколько дней крайне приятной жизнь очень многим при дворе.

Когда в 1550 году Екатерина заболела непонятной болезнью, большинство придворных и фрейлин покинули ее, опасаясь заразы. Рядом с королевой тогда остались лишь три верных прислужницы, и среди них – Диана де Пуатье, которую Екатерина считала своим злейшим врагом. Но именно фаворитка ее мужа организовала правильный круглосуточный уход за королевой и послала за выдающимся врачом того времени Амбруазом Паре. Жизнь королевы была спасена.

В этом поступке нет ничего, достойного восхищения, поясняют историки: продиктован он исключительно элементарным страхом. Ведь не очень привлекательная королева была Диане просто… необходимой. Она не могла допустить, чтобы Екатерина умерла, в противном случае Генрих мог жениться вторично на одной из молодых и красивых женщин любого европейского двора.

Тем не менее выздоровевшая Екатерина так никогда и не простила Диану. Ненависть ее к сопернице только усилилась…

Один из астрологов, Лукас Горик, однажды сообщил королеве, что некое сражение положит конец и царствованию ее мужа, и его жизни:

«Следует избегать всех поединков в замкнутом пространстве, особенно к тому моменту, когда королю будет сорок один год, так как в этот период жизни ему угрожает рана в голову, способная повлечь за собой слепоту или смерть».

Нострадамус, которого Екатерина пригласила ко двору в 1556 году, опубликовал книгу, где содержалось следующее поэтическое предостережение:

Над старым львом возобладает львенок.
На площади турнирной будет поединок.
И в клетке золотой он выбьет ему глаз.
Мучительной бывает смерть подчас.


Мало того: накануне турнира, на котором был смертельно ранен Генрих II, Екатерине во сне отчетливо привиделся момент рокового удара. Ее душа предчувствовала беду... Екатерина умоляла супруга не принимать участия в турнире. Все было напрасно – Генрих неотвратимо шел навстречу собственной гибели!

«Под палящим солнцем король выехал на ристалище в черном и белом – цветах Дианы де Пуатье. Поединок начался немедленно, – пишет Бретон. – Все шло отлично. Однако, когда он вытирал пот после второго боя, Екатерина попросила передать ему, «чтобы он больше не сражался ради любви к ней».
– Передайте королеве, что именно ради любви к ней я и хочу вступить в этот бой, – сказал король...
И тогда-то на глазах у мертвенно-бледной королевы исполнились пророчества: бойцы устремились навстречу друг другу, и копье Монтгомери сломалось о шлем короля с такой силой, что открылось забрало.
В толпе раздался крик, и королева рухнула без сознания.
Генрих II с окровавленным лицом цеплялся за свою лошадь. Все побежали к нему; наконечник копья пробил ему правый глаз и проник в череп.
– Я погиб, – прошептал он».

Екатерина запретила пускать свою соперницу к умирающему Генриху. Когда король, не приходя в сознание, скончался, она получила смиренное письмо, подписанное Дианой де Пуатье.

«Впервые в своей жизни бывшая фаворитка унижалась, опустив голову, – повествует историк. – Она, еще несколько недель назад говорившая о королевской семье «мы», ставившая свою подпись на официальных письмах рядом с именем короля, приказывавшая министрам и генералам, была всего лишь встревоженной старой женщиной, чье будущее зависело от той, которая ненавидела ее больше всего на свете. И она просила у королевы прощения за нанесенные обиды и «предлагала ей свое имущество и жизнь».

Екатерина проявила великодушие: «Я хочу лишь, чтобы «мамаша Пуатье» никогда больше не появлялась при дворе», – твердо заявила она. И решительно занялась государственными делами, в том числе – коронацией своего пятнадцатилетнего сына Франциска.

Молодой король приказал объявить Диане, что вследствие пагубного влияния на его отца она заслужила строгое наказание, но он требует только, чтобы фаворитка возвратила драгоценности, полученные от Генриха…

В последние годы жизни Диана основала несколько больниц и приютов и содержала их на собственные деньги. От бедняков и сирот, находящихся там, требовалось лишь одно: молиться за душу покойного короля Генриха II, которому она отдала почти тридцать лет своей жизни…
Другие новости по теме:
  • Агнесса Сорель
  • Габриэль д`Эстре
  • Франсуаза Атенаис де Монтеспан
  • Козель (Коссель) Анна
  • Жанна Антуанетта Пуассон де Помпадур